Главная » Файлы » Персоналии » Тихвинские помещики

Старовойтов Л. А. Обрино.
02.06.2019, 14:53

ОБРИНО.

На территории города Пикалева расположена одна из древнейших деревень края, упомянутая в письменных источниках 1538 года. В это время данная деревня Обрино находилась в совместном владении помещика Степана Скрыпицына и новгородского Вяжищского монастыря. По совместному договору помещика и властей монастыря угодья деревни Обрино были разделены, о чем был составлен соответствующий акт, дошедший до нашего времени и напечатанный в книге «Акты Новгородского Вяжищского монастыря конца XV – начала XVII в.»

 Из текста грамоты выясняются некоторые подробности об угодьях, подлежащих разделу. Деревня Обрино не была единой, а состояла из двух маленьких деревень, расположенных рядом друг с другом. Они носили названия Большое Обрино, которое принадлежало монастырю, и Малое Обрино, где проживали крестьяне, подвластные Степану Скрыпицыну.

От данных деревень расходились проселочные дороги. На запад шла дорога в деревню Сергиеву, позднее слившуюся с деревней Лученской Горкой. На север дороги уходили в деревни Овинец и Загвоздье, и далее в Лехново. Последние нигде не упоминаются, кроме как в раздельной грамоте 1538 года. Деревня Овинец упомянута в писцовой книге 1563 года, как принадлежащая помещику Степану Забелину.

Путь на восток от деревни Обрино шел по наумовскому пути, позднее ставшему большой Московской дорогой на Устюжну Железнопольскую. Наумовой называлась деревня, находившаяся к западу от современного Самойлово. На юго-восток от Обрино, за перелеском располагалась деревня Новли, принадлежащая Вяжищскому монастырю и остававшаяся монастырской деревней вплоть до 1764 года, когда императрица Екатерина II путем «монастырской секуляризации» превратила монастырских крестьян в государственных крестьян, свободных от крепостного права помещиков. На юго-запад от деревни вела проселочная дорога к деревне Стукачева, которая согласно писцовой книге 1563 года принадлежала помещику Ортему Карсакову. К югу от деревни Обрино полевые дороги вели в Орешняги, Загорье и Овсяниково.

Подавляющее число топонимических названий пятисотлетней давности навсегда ушли в прошлое. Такие названия участков земли, записанных в акте 1538 года, и расположенных близ деревни Обрино, как Вынебцы, Хилов лог, Ненин загород, Михалевская полоса, Тереховы суки, Коврига, Бобринское поле, Ушевская пожня, Михайлова полоса, Слобоцкая полоса, Вебринский завод, Коровье Нивище, Долгое Нивище уже никого не смогут ориентировать на местности.

Документов XVII века с упоминанием деревни Обрино пока не обнаружено. Исключение составляет её упоминание в писцовой книге 1620 года в числе уцелевших деревень от «литовского разорения» в период Смутного времени. В обрывках переписи 1710 года упоминается крепостной крестьянин деревни Обрино Варфоломей Андреев. Принадлежал он вдове Агафье Исаковне Телепневой и её пасынку Максиму Максимовичу Телепневу, проживающим в усадьбе Стукачево. Подробно об этой дворянской семье можно прочитать в десятом номере журнала «Родина» за 2011 год. К данному времени о монастырском прошлом деревни Обрино нигде не упоминается.

С 1714 года по указу императора Петра I все поместные деревни были уравнены с вотчинными и стали передаваться по наследству, а не за государственную военную или гражданскую службу. Во второй половине XVIII века деревня Обрино принадлежала роду дворян Казимеровых. Капитан Казимеров Иев (Иов) Федорович (1728-1806) занимал различные дворянские должности в Тихвинском уезде. Он был заседателем тихвинского нижнего земского суда, приставом уголовных дел в тихвинской управе благочиния, заседателем тихвинского уездного суда. По роду службы проживал в основном в городе Тихвине. Похоронен на кладбище Пярдомльской церкви (ныне г. Бокситогорск) рядом с женой Казимеровой Авдотьей Ивановной, урожденной Путятиной.

По данным генерального экономического межевания, проведенным в период царствования императрицы Екатерины II в имении Казимерова И.Ф. Обрино насчитывалось 515 десятин земельных угодий, из которых только 12 десятин относились к неудобьям. Проживало в деревне в данный период 57 душ крепостных крестьян мужского пола. В этот период деревня находилась на оживленной дороге, которая согласно карте генерального межевания называлась «Большой дорогой в город Устюжну». В XVIII веке железных дорог ещё не было, Тихвинская водная система не была построена. Снабжение для Санкт-Петербурга от Соминской пристани до Тихвинской пристани шло по сухопутью зимой на санях и летом на телегах через Обрино с большой интенсивностью.

Ежегодно в конце XVIII века по дороге через деревню транспортировалось товаров на сумму в 2 млн. рублей, а сама дорога называлась Великой Переволокой. В 1797 году по ней был открыт почтовый Ярославский тракт. С пуском Тихвинской водной системы в 1811 году название Великая Переволока переместилось на волок между Волгой и Доном. Интенсивность движения гужевого транспорта через Обрино упала особенно летом, но на смену движения подвод пришел всё возрастающий летний прогон скота в количестве нескольких десятков тысяч прожорливых голов. Маршруты прогона скота были утверждены правительством. Были выделены места ночевок прогонных стад. Однако местные крестьяне всегда были в страхе за свои сенокосы и посевы. Заразные болезни скота и людей также приходили по большой дороге.

Дворянское имение Обрино, включающее деревню с крепостными крестьянами, в XIX веке оказалось раздробленным на три части. О том, как это произошло точных данных нет. Прежний владелец Иев (Иов) Федорович Казимеров (Казимиров) выдал свою дочь Елену за Ивана Лукьяновича Тютрюмова, который начинал службу в армии артиллерии штык юнкером. После перехода на гражданскую службу он некоторое время избирался от дворянства на должность заседателя тихвинского нижнего суда, а затем был назначен казначеем тихвинского уездного казначейства, в должности которого состоял почти четверть века (до 1826 года). После смерти мужа надворная советница Елена Иевлевна Тютрюмова оказалась владелицей 15 крепостных мужиков из деревни Обрино. Выпавшие доходы от надворного советника и тихвинского казначея восполнить они не смогли. Барыня сократить уровень своих расходов не пожелала и залезла в долги. Нашёлся хороший дворянин из Пелушского погоста Александр Романович Качалов, который согласился дать 1 000 рублей ассигнациями в долг на несколько лет под определённые проценты. Заёмное письмо Е.И. Тютрюмова подписала 20 декабря 1827 года. Александр Романович Качалов в уезде был человеком хорошо известным. Его помещичье хозяйство было образцовым. О нём мы подробно писали ранее в статье Качаловы из Пелушей.

Прошло несколько лет. Хозяйка Обрино первоначально радовалась такой удаче, но деньги закончились, а с долгами расплатиться не удалось. Займодатель подал в суд. В 1835 году по ходатайству уездного суда Сенат (высшая судебная инстанция в стране) наложил запрещение на имение надворной советницы Е.И. Тютрюмовой, состоящее из деревни Обрино Лученского погоста Тихвинского уезда. Это означало, что до конца судебного разбирательства или срочной уплаты долгов госпожа Тютрюмова своим имением распоряжаться не могла.

В конечном итоге Е.И. Тютрюмова потеряла своё имение. Оно было выставлено на торги и продано. Одним из собственников крепостных крестьян деревни Обрино стал капитан-лейтенант Иван Иванович Тимирев, человек в тихвинских дворянских кругах широко известный и уважаемый. Он был владельцем усадьбы Бочево соседнего Колбекского погоста Тихвинского уезда. Обринские крестьяне после всех судебных разбирательств, постановлений и приговоров получили кроме барина И.И. Тимерева ещё двух бар - Вартминского И.М. и Арцыбашева И.Д. Их введение во владение крепостными крестьянами не прошло гладко, а крестьянская реформа 19 февраля 1861 года об отмене крепостного права вызвала волнение крестьян, которое было сразу подавлено. Новые дворянские владельцы Обрино были людьми авторитетными среди тихвинского дворянства, как и Тимерев И.И. Штабскапитан Иван Михайлович Вартминский, кавалер ордена св. Анны 4 степени, служил тихвинским городничим. Иван Дмитриевич Арцыбашев, имевший чин 12 класса горного ведомства (берггешворен), избирался тихвинским уездным предводителем дворянства, а в 1867 году был почетным мировым судьей Тихвинского уезда.

Главными документами после объявления манифеста об отмене крепостного права 19 февраля 1861 года, были уставные грамоты и выкупные платежи, принимаемые по согласию между помещиками и крестьянами. До подписания уставных грамот крестьяне были временнообязанными и несли старые повинности в пользу помещика в полном объеме. Принятие уставных грамот, где главным было выделение земли крестьянам, прошло довольно успешно. Подписание соглашений о выкупных платежах на землю затянулось на долгие годы из-за неуступчивости крестьян, неготовых платить неподъемные суммы за землю под огородами, полями, сенокосами и выгонами, которые они считали своими. Первым достиг с крестьянами согласия И.И. Тимирев. Дело о выкупе временнообязанными крестьянами земельных наделов у Тимирева И.И. селения Обрина, начатое 4 ноября 1867 года, завершилось 27 февраля 1868 года. С этого момента помещик и крестьяне стали полностью независимы друг от друга. Помещик получил от государства сумму выкупных платежей, а крестьяне были обязаны платить выкупные платежи государству с учетом 6 % годовых в течение 50 лет.

Много лет не могли достигнуть соглашения о выкупных платежах та часть крестьян Обрина, которая находилась в крепостной зависимости от дворян Вартминского и Арцыбашева. Точка в этих делах была поставлена лишь 6 июня 1885 года, а с дворянской стороны подпись в деле поставил купец А.Г. Степанов. По всей видимости, он выкупил это дворянское право вместе с приобретением земли из дворянских имений. Купцы Степановы надолго закрепились в Малом Обрине, обустроив там усадьбу.

По данным Памятной книжки Новгородской губернии на 1860 год в Обрине в 1859 году находился стан, один из трех в Тихвинском уезде. Во главе его стоял становой пристав, в обязанности которого входило поддержание законности и правопорядка на вверенной территории. Ему подчинялись сотские и десятские из крестьян, а в дальнейшем полицейские урядники. В 1862 году обринского станового пристава коллежского секретаря Дмитрия Васильевича Простова сменил губернский секретарь Михаил Федорович Панфилов.

В ходе реформы 1861 года для самоуправления освобожденных от помещичьей власти крестьян, были созданы сельские общества, объединяющие крестьян нескольких деревень. В Обринское сельское общество вошли деревни Обрино, Наумово, Дроздково, Самуйлово и Захожи. Вновь созданные 9 сельских обществ, располагавшихся на территории Воскресенского Лученского погоста, составили новообразованную Обринскую волость. На момент её создания в Обринской волости имелось 18 владельцев имений и 44 селения, в которых проживало 634 крестьянина. Впоследствии к ней присоединили ещё 3 сельских общества из ликвидированной Крутицкой волости. Лученской погост превратился в приход Лученской Воскресенской церкви. В этот период в ней окормлял свою паству священник Иоанн Лазарев. В середине XIX века в Обрине продолжала действовать почтовая станция Ярославского тракта. Почтовые отправления (прием и выдача) в ней совершались по понедельникам и пятницам, а к услугам проезжающих в ней постоянно содержалось 6-9 лошадей. Перегоны составляли на запад до почтовой станции Большой Двор 22 версты и на восток до почтовой станции Никольской (Косые Харчевни) 24 версты.

Леонид СТАРОВОЙТОВ. Примечание: дальнейшая история деревни Обрино изложена в статье «Обринская волость» и в других работах автора. См.: http://pikalevo.47lib.ru/

Категория: Тихвинские помещики | Добавил: TVC | Теги: Обринская волость, Тихвинский уезд, Помещики
Просмотров: 745 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Приветствую Вас, Гость!
Понедельник, 26.07.2021