Главная » Статьи » История Тихвинского края с древнейших времен. » Тихвин и тихвинский край в XX веке.

Участие органов НКВД и милиции в Тихвинской оборонительной операции 1941 года.

Контрразведывательная работа в освобожденном Тихвине

 

Успехи немецкой армии в первые месяцы войны и реальная угроза оккупации значительной части территории Ленинградской области,  поставили перед сотрудниками Управления  НКВД задачи не только по  противодействию устремлениям спецслужб противника и выявлению вражеской агентуры, но и по организации новых направлений чекистской деятельности, связанной с работой в тылу противника, созданием  партизанских отрядов, оперативно – чекистских групп,  советского подполья.

Эта работа  проводилась сотрудниками Управления уже летом - осенью 1941 года и зачастую осуществлялась уже на оккупированных территориях и в непосредственной близости от передовой линии фронта.

10 ноября 1941 года немецкой армией был оккупирован г. Тихвин, являвшийся важным стратегическим пунктом на юго-востоке Ленинградской области. Советское командование, понимая угрозу соединения немецкой армии с финской на реке Свирь,  провело наступательную операцию в результате которой в декабре 1941 года г. Тихвин и часть Тихвинского района были освобождены.  Ленинградские чекисты незамедлительно приступили к работе на освобожденных территориях.

Из информационной записки: «В соответствии  с приказом НКВД СССР № 001683 от 41 г. в районы, прилегающие к фронтовой полосе, направлены оперативно-чекистские  группы. Группы дислоцируются Тихвинском, Старо-Русском и Мало-Вишерском районах  Ленинградской области и имеют в своем составе 120 оперативных работников. Этим группам приданы работники райаппаратов. Руководство оперативно-чекистскими группами на месте осуществляет Заместитель начальника УНКВД и три заместителя начальников оперативных отделов УНКВД.

По мере освобождений территорий районов от немецко-фашистских войск, опергруппы продвигаются вперед и организуют чекистскую работу, имея своей задачей:

- выявление и изъятие агентуры, оставленной германскими разведывательными органами;

- организацию активных контрразведывательных мероприятий против германской разведки;

- выявление и изъятие предателей и провокаторов, аресты ставленников и активных пособников немцев;

- организацию охраны общественного порядка, борьбу с бандитизмом и уголовными проявлениями.

Связь Управления НКВД ЛО с оперативно-чекистскими группами и районными отделами в основном осуществляется по радио. Для этой цели в большинстве районных отделов  имеются малые рации, которые связаны с центральными рациями в Ленинграде и Тихвине».

Приступив к работе в декабре 1941 года руководство группами в марте 1942 года  докладывало:

«В Тихвинском районе в феврале 1942 года ликвидирована фашистская группа, состоящая из Германова А.И. – сторожа Тихвинского хлебокомбината, бывшего члена ВКПб, бывшего в 1 мировую войну в плену, Германова В.И. – лесника, бывшего фельдфебеля царской армии, Германова И.Д. пожарного Тихвинского Леспромхоза, бывшего надзирателя Тихвинской тюрьмы в дореволюционное время. Участники группы, перед оккупацией района немцами,  договорились избежать эвакуации и оказать немецким войскам  помощь в борьбе с Красной Армией. С приходом немцев Германов А.И. был назначен старостой д. Ильинская, информировал немецкую разведку о дислокации советских аэродромов в окрестностях Ильинского  сельсовета и о передвижении частей Красной Армии. Германов В.И., получив от немецкого командования фашистскую литературу организовывал коллективные чтения населения. Остальные участники группы проводили активную пораженческую агитацию, доказывая неизбежный разгром Красной Армии.

 

В феврале выявлен Валев И.С.- кондуктор железнодорожного транспорта, который оставшись на оккупированной территории дал согласие на выполнение обязанностей старосты в д. Овино, вместе с тем информировал немецкую комендатуру о появлении партизан. По одному из доносов     Валева И.С. расстреляно 10 партизан».

«После освобождения территории района от немецко-фашистских войск Тихвинским РО НКВД по состоянию на 1 марта 1942 года арестовано всего 55 человек из них:

Лиц, подозреваемых в шпионаже – 2 человека

Предателей и изменников Родины – 20 человек

Прочего анти-социального элемента -  33 человека»

Помимо выявления оставшихся  агентов и пособников оккупантов, совместно с восстановленными  партийными органами и местными жителями оперативно-чекистские группы занимались поиском и ликвидацией диверсионно-разведывательных групп противника. Из информационной записки:

«Весной 1942 года немецкой разведкой самолетом была выброшена в тыл Красной армии в Тихвинском районе разведгруппа в составе 3-х человек, с радиостанцией. Один из заброшенных (Голованов И.С.) был задержан на следующий день в Тихвине. Вскоре были задержаны оставшиеся агенты. В процессе следствия было установлено, что они прошли обучение в разведшколе в Варшаве  и были заброшены в тыл с заданием вести наблюдение за движением грузов и их характером по железной дороге  Тихвин-Вологда, выявлять расположение частей Красной армии, аэродромов, виды и количество самолетов. Срок действия группы определен до 10 июня 1942 года – даты планируемого нового наступления немцев на Тихвин».    

Оперативно- чекистскими группами также собиралась информация об оккупационной политике германских властей, документально фиксировалась преступная деятельность  оккупантов.

Из записки Заместителю НКВД СССР комиссару госбезопасности 3 ранга Меркулову от 24 марта 1942 года:

«……к 10 ноября 2941 года немецкие войска захватили город Тихвин, 8 сельсоветов Тихвинского района полностью и 4 частично. Вскоре после занятия Тихвинского района немцы стали сгонять  в деревни  население, укрывавшееся в лесу, т.к. оно оказывало содействие партизанским отрядам. На территории района немцами был установлен жесткий режим. Жителям запрещалось после 16 часов до 7 часов появляться на улице, за нарушение этого следовал расстрел. ……. Захватив Тихвин немецкие солдаты и офицеры произвели  повальный  обыск домов. Всех жителей выгоняли из квартир, запирали в отдельные дома, а сами занимались грабежом. Награбленное имущество через комендатуры отправлялось в Германию.

Органов административной власти в Тихвине немцы не устанавливали. Вся административная власть была сосредоточена в руках военной комендатуры, деятельность которой сводилась к изъятию  от населения продуктов и вещей, посылка на оборонные и дорожно-строительные работы. Социально-чуждые и враждебные  к советской власти элементы  использовались немцами для оказания им практической помощи  и выполнения обязанностей старост. Так в д. Красная Нива старостой стал Соловьев Ф.П. бывший крестьянин–единоличник, в совхозе «Культура» старостой и переводчиком был назначен Шилов Л.С. в прошлом судимый  за контрреволюционную деятельность.

Никакой регистрации и учета населения на территории района немцы не проводили. Население относилось к немцам враждебно, но из-за боязни репрессий открыто не выступало. Какой-либо политической линии в отношении населения немецкие военные власти не придерживались. Воинские части, занимая населенные пункты,  совершали насилия, грабили население и жестко расправлялись с теми, кто в какой-то мере пытался оказать сопротивление.

В с. Ругуй солдаты избили до полусмерти колхозника, который не хотел отдавать свою лошадь.

Колхозника Гордеева немцы силой оружия выгнали на оборонные работы, а при отступлении расстреляли вместе с пленными красноармейцами.

Тихвинский монастырь был превращен в тюрьму, в которой в жестоких условиях содержались и подвергались пыткам пленные красноармейцы, арестованные жители.

За укрывательство красноармейца немцами была повешена на площади жительница города.

В с. Печнево, при отступлении немцы облили бензином и подожгли дом, где содержались пленные красноармейцы.

В Тихвине  немцы сожгли кинотеатр, 2 библиотеки (45 тысяч книг), Краеведческий музей, Педагогическое училище, несколько средних школ. Разграбили и сожгли все магазины, склады, бытовые предприятия. Разграбили и разрушили  дом-музей композитора Римского-Корсакова.

После отступления немцев из Тихвина в городе осталось 387 человек (в основном женщины), 18 человек были уведены из города, 5 человек ушло добровольно (Шилов Л.С. – староста совхоза «Культура», Грейль М.Х. переводчица немецкой комендатуры, Овчинников В.Ф. учитель РОНО, намечавшийся немцами на должность городского главы и др).

Помимо решения вопросов, связанных с обезвреживанием вражеской агентуры, поиском пособников оккупантов, сотрудники  чекистских групп занимались информированием партийных и государственных органов власти об экономическом состоянии освобожденных территорий с целью помочь в максимально сжатые сроки наладить приемлемые условия жизни населения и восстановить хозяйства. Из информационной записки: «В связи со значительными разрушениями, население района и особенно Тихвина находится в плохих жилищно-бытовых условиях, это положение усугубляется тем, что ранее эвакуированное население начинает возвращаться. Население деревень проживает в банях, землянках или переселено в уцелевшие деревни. Колхозы района обобраны и не обеспечены семенными фондами, кормами, сельхозинвентарем. Плана восстановления хозяйства в районе не имеется. За счет 466 тысяч рублей ассигнованных для восстановительных работ в первую очередь ремонтируются больницы, бани, почта, школы. Из-за отсутствия рабочей силы и стройматериалов работы проводятся медленно».

Как видно, Тихвинский район был одним из первых в Ленинградской области, частично освобожденным от немецкой оккупации в декабре 1941 года.  Именно здесь, работники органов безопасности  столкнулись с новыми проявлениями преступной деятельности противника (такими как открытое сотрудничество с оккупационными властями, участие в карательных акциях против гражданского населения, массовое уничтожение объектов народного хозяйства, инфраструктуры, культурного наследия), новыми методами работы немецких спецслужб. Все это потребовало применения новых эффективных мер  противодействия, которые были разработаны и с успехом применены как в Тихвинском районе, так и впоследствии на  освобождаемых территориях Ленинградской, Псковской, Новгородской областей.

ФСБ о Тихвинской операции. Выступление К.В. Григорьева

http://veteran-fsb.ru/biblio/materialy-konferentsij/tikhvinskaya-operatsiya/194-vystuplenie-k-v-grigoreva-2.

 

 

Докладная записка начальнику Ленинградского областного управления милиции о действиях заградительных отрядов при отходе из Тихвина

 

Совершенно секретно 19 ноября 1941 г.

 

8 ноября с. г. (в день занятия г. Тихвина противником) около 17 часов от начальника штаба обороны города Тихвина капитана Гунзиловича мною было получено личное распоряжение выделить из состава облмилиции 5 чел. оперсостава, который будет усилен воинским нарядом, для организации заслона в конце ул. К. Маркса, и 30 чел. — непосредственно в распоряжение штаба обороны города.

В состав группы заслона на ул. К. Маркса вошли: начальник отделения ПРО ЛОУМ т. Яковлев (старший), сотрудники ОБХСС и угрозыска тт. Бубнов, Чесноков, Лазаренко и Андреев, а в распоряжение штаба обороны города — милиционеры оперативного взвода под командованием командира взвода т. Семенова и политрука т. Силкина.

 

Группе заслона на ул. К. Маркса под руководством т. Яковлева была поставлена задача проверки документов и задержания лиц рядового и командного состава, самовольно уходящих с линии фронта в сторону Ефимовского района. Такую же задачу штаб обороны города поставил группе милиционеров оперативного взвода в составе 15 чел. (старший т. Семенов), направленной в его распоряжение в числе 30 чел., с организацией заслона у моста через р. Тихвинку в конце Советской ул. Руководил заслоном капитан Красной Армии. Вторая часть взвода в составе 15 чел. была направлена под командой командира Красной Армии, и ей была поставлена задача расставить посты, начиная от переднего края правого фланга обороны (на окраине города) к ул. Пионеров в самом городе.

Обстановка для работы выделенных групп сложилась следующим образом:

а) Заслон на ул. К. Маркса под руководством т. Яковлева приступил к работе своевременно, но обещание начальника штаба обороны усилить его воинским нарядом не было выполнено. По личной инициативе т. Яковлев договорился с командованием полковой школы 191 сд, расположенной вблизи, и заслон был усилен двумя бойцами школы. Однако поток людей и всех видов транспорта, выходящих из города, нарастал, ввиду чего проверка идущих все усложнялась, о чем т. Яковлев донес штабу обороны (в помещение Тихвинского горкома ВКП(б)), выслав туда т. Лазаренко. Последний возвратился с указанием продолжать работу до смены в 24 часа, причем т. Лазаренко, находясь в штабе, заметил там ряд лиц, находящихся в нетрезвом состоянии.

К 20 час. 30 мин. число идущих и бегущих через заслон частных лиц, одиночек-военных, групп и воинских подразделений нарастало и настолько увеличилось, что проводить проверку или задержание стало невозможным. Одновременно в числе бегущих из города была группа в составе 6 чел., среди которых оказался и начальник штаба обороны города капитан Гунзилович. Он снял заслон и предложил группе оперсостава следовать с ним в совхоз «1 мая». Капитан Гунзилович находился в нетрезвом виде и, уходя из совхоза, забыл свой автомат, за которым вынужден был вернуться. Допускал нетактичные выходки, в частности, на вопрос т. Яковлева: «Законно ли он снял их с заслона?», ответил: «Я отвечу за все» и назвал «сметанниками». В числе 6 чел. оказался начальник обороны г. Тихвин майор Гусев, который за нетактичное поведение сделал замечание капитану Гунзиловичу и освободил группу т. Яковлева от дальнейшего следования с ними. Тов. Яковлев вместе со своей группой вернулся на место, но дальше пройти через город не мог, а потому вместе с войсками отошел и соединился со мной в пос. Ефимовская 10 XI.

б) Заслон у моста на Советской ул. вскоре после оцепления участка стал обстреливаться противником трассирующими пулями. Руководивший заслоном капитан Красной Армии приказал старшему наряда милиции т. Семенову направить 2 чел. в штаб обороны города — для доклада об обстановке. С этой целью были направлены милиционеры Кильдяков и Батырев. Через 10 минут после ухода Кильдякова и Батырева капитан оставил т. Семенова за себя и ушел, заявив, что он лично пойдет в штаб обороны.

Больше он к заслону не явился. К этому времени через мост прошла 191 сд, а вскоре за ней к мосту подошли два больших танка, за которыми следовали по 10 чел. пехоты в белых халатах. Танки остановились у моста на Советской ул. вблизи монастырских ворот и преградили путь движению по мосту через р. Тихвинка. Тов. Семенов подошел к танкам и стоящим у них военным, спросил, какой они части, и предложил двигаться через мост. Ответа не было, и Семенов ушел к наряду, а затем вновь вернулся и настоятельно потребовал сообщить название части и предложил двигаться через мост. Ответа опять не последовало, а услышав вблизи разговор на немецком языке, т. Семенов отошел к наряду и сообщил ему об этом. Почти сразу же наряд подвергся обстрелу, и после того как к ним подошел лейтенант Красной Армии и предложил уходить, ввиду подхода к мосту немецких танков и начавшегося обстрела, заслон был выведен из зоны обстрела в дер. Фишева Гора. Позднее Кильдяков и Батырев, направленные для доклада об обстановке в штаб обороны, прибыли в п. Ефимовская, отойдя самостоятельно из города.

в) Часть взвода, выделенная на правый фланг обороны города, под командой командира Красной Армии (с ними был и политрук взвода т. Силкин) направилась из штаба обороны к месту выполнения задачи. Для указания пути ей был придан милиционер Тихвинского РО НКВД, однако маршрут следования группы штабом обороны был дан неточный, и вся эта группа попала в зону, простреливаемую фашистами и нашими войсками. Командир взвода, выведя из зоны обстрела личный состав милиции, растерял в пути 6 чел., а остальных привел во двор здания райкома, где помещался штаб обороны города, двери в котором были закрыты, и охраны никакой не было. При выходе на улицу группа встретила т. Штыкова, и политрук т. Силкин обратился к нему с вопросом, где найти начальника штаба. Тов. Штыков ответил: «Все удрали, вы, ребята, пробирайтесь, как можете, из города, так как через мост пройти нельзя — там немцы». Безопасный путь прохождения по улицам к месту сбора личного состава в дер. Фишева Гора (в километре от города) группа не знала, и их вывела из города3 неизвестная девушка, изъявившая на это желание.

Личный состав, отставший от этой группы в период обстрела, вышел из города, причем некоторые из них не без особых затруднений. Так, милиционер Бровко Петр Иванович трижды пытался перейти Советскую ул., чтобы попасть на ул. К. Маркса, выходящую на дорогу в сторону Ефимовского района, но улица была заполнена немецкими танками и мотоциклами, и он пройти не мог. На одной из улиц в сторону вокзала он был схвачен и задержан четырьмя немцами, один из которых ударил его кулаком в лицо. Трое немцев пошли по улице, а четвертый показал следовать вперед и завел его во двор. Увидев разломанный забор, Бровко бросился через него и свалился под обрыв, ведущий к р. Тихвинка. Фашист открыл огонь из автомата, но не причинил вреда, так как Бровко оказался в непростреливаемой зоне и достиг берега реки. Здесь он встретил 8 чел. военнослужащих, с которыми решил перейти р. Тихвинку по льду. Середина реки оказалась неза-мерзшей. Один военный бросился в воду и вышел на другой берег. Прыгнувший за ним военный врач утонул. Бровко снял шинель, оставив ее на льду, и, бросившись в воду, переплыл на другой берег, утеряв при этом винтовку. Следуя в тыл, Бровко был задержан патрулем Н-ской летной части, где, по распоряжению полковника, политруком Воробьевым от него был изъят револьвер «Наган». Бровко 16.XI.41 прибыл в Ефимовский район.

Милиционер Ткаченко, соединившись с группой бойцов и командиров Красной Армии, вышел из окружения только в 4 часа утра и 10X1 прибыл в Капшинский РОМ, где начальником РОМ от него была изъята винтовка с патронами. В пос. Ефимовская прибыл 16.Х1.41 г.

Необходимо отметить, что как личный состав милиции, поступивший в распоряжение штаба обороны г. Тихвина, так и отряд, сформированный из партийного и советского актива города, надлежащего руководства не имели.

Заслуживает, например, следующий факт, очевидцем которого являлся старший инспектор политотдела ЛОУМ т. Голованов. Мною он был выделен для связи с РО НКВД, переехавшим в другое помещение на Орловскую ул. Ввиду обстрела города в 16 часов 8.XI Голованов вместе с начальником РО НКВД т. Новожиловым и начальником РОМ т. Мартыновым пришли в райком ВКП(б) для получения данных об обстановке. Как оказалось, во дворе райкома собрался отряд партийно-советского актива, к которому вышли секретарь райкома (он же комиссар отряда) т. Подгорский, начальник штаба обороны города капитан Гунзилович и зав. военным отделом райкома т. Шуров. Все они находились в нетрезвом состоянии, причем Подгорский выражался нецензурными словами в адрес актива, что они не похожи на бойцов, повесили головы и т. п. Подойдя к одному из бойцов отряда, Подгорский обнял его за шею и сказал: «Спасешь жизнь секретаря райкома — орден получишь». Приказав построить отряд, Подгорский обратился к нему с речью о необходимости защиты города, сопровождая это нецензурными словами. Поведение указанных лиц достаточно характеризует их руководство в обороне города.

Решением комиссии обкома ВКП(б) Подгорский снят с должности секретаря Тихвинского райкома ВКП(б) с направлением в действующую армию.

 

Заместитель начальника ЛОУМ капитан милиции Мельников

 

АУ ФСБ РФ по СПб и ЛО, ф. 40, оп. 2, д. 1, л. 202—205. Подлинник.

https://vk.com/topic-5754815_14305628

Категория: Тихвин и тихвинский край в XX веке. | Добавил: TVC (10.04.2016)
Просмотров: 389 | Теги: заградительные отряды, репрессии, Тихвинская операция, Тихвин 1941, нквд, контрразведка | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Приветствую Вас, Гость!
Среда, 22.11.2017