Главная » Статьи » История Тихвинского края с древнейших времен. » Тихвин и тихвинский край в XX веке.

Н. Никонов. По первому призыву набатного колокола.

По первому призыву набатного колокола.

 

Показательные выступления пожарной дружины на Тихвинке. Фото из архива В. Н. Кутузова.

ЭТО, КАК говорится в на­ших краях, только «нище­му пожар не страшен: де­ревня сгорела - перешел в дру­гую». Для остальных огонь - страшная беда. «Вор пройдет - стены оставит, огонь пройдет - ни­чего не оставит...». Пожарных- профессионалов было немного: средств всегда и везде не хвата­ло. Поэтому им в помощь стали создавать команды доброволь­цев, объединенных в вольные по­жарные общества. В них входили как сами добровольцы-пожарные, так и зажиточные горожане, вно­сившие туда деньги. <...>

 Консервативный, как любая провинция, Тихвин попытался в первый раз создать вольную по­жарную дружину только после  июньского пожара в 1889 году, когда «красный петух» больно клюнул тихвинцев, унеся менее чем за четыре часа 9 кварталов города. Пожарный обоз на семи лошадях с семью кучерами и од­ним брандмейстером, прибывший к месту, ничего сделать не смог. Пламя затихло само собой.

Срочно собранная городская дума решила сформировать в по­мощь пожарной команде вольную пожарную дружину из 30 добро­вольцев в возрасте до 40 лет, бе­зупречного поведения (это понят­но: когда люди мечутся возле го­рящего дома, подлецы могут ма­родерствовать почти безнаказан­но), выдав им каски, кожаные по­яса и премируя одним рублем каждого за каждый потушенный пожар.

Устав дружины, ходивший от чиновника к чиновнику, был под­писан министром внутренних дел лишь через два лета - 9 августа 1891 года. Но и эта дата не дала повода к будущим юбилеям, так как весьма не склонные к общест­венно-полезному труду тихвинцы объявлений о наборе в дружину не читали и записываться в доб­ровольцы не спешили. Дело за­глохло.

В 1897 году местный исправник Константин Семенович Павинский предпринял вторую попытку организовать вольных пожарных. Снова был написан устав. По нему, кроме непосредственно ра­ботающих на пожаре, в общест­во входили почетные и действи­тельные члены, вносящие опре­деленные денежные суммы в об­щественную кассу. «Телега», бла­годаря полицейскому исправнику, сдвинулась. Павинский был из­бран председателем вольного по­жарного общества. Страховые компании выделили деньги на амуницию и пожарный инстру­мент, было сшито знамя с деви­зом и назначен день его освяще­ния - вешний Никола, 9 мая. Но тут тихвинского исправника пере­вели в другой город - и снова все развалилось.

А для продолжавшего свою службу городского пожарного обоза в 1900 году в центре города построили, затратив 3 тысячи рублей, кирпичное здание (ныне ул.Со­ветская, 51), сохранившееся с незна­чительными переделками до сих пор. Пожарные лошади, находивши­еся в нем, содержались в тепле и чистоте, но, как и водится в России, «человека забыли». Люди ютились в деревянной пристройке с огромной русской печью, нарами, двумя око­шечками и отхожим местом. Здесь же лежали, сушились, починялись инструменты, одежда, обувь и вари­лась еда. Или, как писал первый тих­винский журналист Леонид Иванович Григорьев, пожарные валяются «на грязных нарах, завидуя своим четвероногим сослуживцам».

Но вот наступил 1902 год. То ли пожары, не разросшиеся до бедст­вия 1889 года и тем не менее посто­янно державшие тихвинцев в стра­хе, то ли то, что председателем по­жарного общества стал видный об­щественный деятель Тихвина, Нов­городской губернии, а позднее и Пе­тербурга С. Г. Бередников, только мо­мент оказался переломным. Добро­вольная дружина, числившаяся дей­ствующей с 1899 года, была набра­на вновь в количестве 50 человек во главе с бывшим брандмейстером графа Д. Шереметева (фамилию пока установить не удалось). Дру­жинники делились по специализа­ции: лазальщики, трубники и охра­нители. Они были экипированы в бушлаты, медные каски, кожаные пояса; закуплены новые инструмен­ты. В конце года город застраховал каждого вольного пожарного на большую по тем временам сумму в тысячу рублей.

В конце того же года по Тихвину прокатилась волна поджогов. Горе­ли пустующие постройки, что дало повод подозревать страховые ком­пании, таким способом вынуждав­шие страховать недвижимость. Эта волна породила две других: тихвин­цы действительно страховались, а то, что вольная дружина «была дис­циплинирована настолько, что при возникших пожарах быстро явля­лась на места, усердно работая и вызывая сочувствие и благодар­ность жителей», привела в действи­тельные члены городского пожарно­го общества уже 80 домохозяев. Ведь взнос в три рубля был неизме­римо дешевле возможного урона.

В 1903 году к официальному на­званию «Тихвинское городское по­жарное общество» прибавилось оп­ределение «вольное». Это слово было нашито на знамя дружины.

Хотя пожары продолжали посе­щать город (13 июля 1905 года от не­осторожности детей почти мгновен­но сгорела слобода Паголда), но четкие и быстрые действия пожар­ного обоза и дружинников вселяли в тихвинцев уверенность и уваже­ние. В 1904 году действительных членов общества было уже 183, чис­ло дружинников выросло до 82.

Страховые общества награждали тихвинскую дружину ежегодными премиями, а императорское Российское пожарное общество - серебряными и бронзовыми знаками. Улучшалось и то, что связано с пожарным делом. На Тихвинке и Вязитском ручье соорудили пожарные подъезды, а в отдаленных от воды частях города выкопали пожарные колодцы,  ставшие постепенно прудиками и  памятные коренным тихвинцам. Имеющие лошадей обязаны были  подвозить к месту пожара воду в бочках. Езда по улицам с коло­кольчиками была разрешена толь­ко пожарному обозу. С колоколь­ни Преображенского собора (раз­рушена в конце 20-х годов), на ко­торой издавна размещался пост сигнальщика, бившего в набатный колокол при пожаре, была прове­дена сигнализация в пожарное депо.

В 1905 году в дома 29 дружин­ников уже из пожарного депо про­вели электрическую сигнализа­цию, а в разных частях города на столбах поставили электрические кнопки с ночным освещением для оповещения депо о пожаре. Впро­чем, привыкшие откликаться на набат тихвинцы посчитали эту электросигнализацию излишней.

Беспокойному Л. И. Григорьеву, короткое время председатель­ствовавшему в пожарном обще­стве, этого было мало. Он считал, что городское пожарное общест­во - это не только люди, смело и умело борющиеся со стихией, но и культурный коллектив - пример местного патриотизма для тих­винской молодежи. А посему нуж­ны ежегодные парады дружины, народные гулянья в ее честь, бла­готворительные спектакли с дохо­дом в кассу общества и, наконец, какая же пожарная дружина без своего оркестра. В 1904 году го­родская дума выделила деньги на духовые инструменты - при воль­ном обществе возник оркестр, иг­равший на парадах, гуляньях, праздниках...

Подведем итог работы, точнее, службы, Тихвинского вольного по­жарного общества словами все того же Григорьева: «Дружные действия хорошо организованной команды... Несмотря на сильное пламя, угрожающая опасность миновала, не получив возможно­сти разрастись в огромное бедст­вие...». И если мы пока еще ви­дим Тихвин, который греет душу, то это заслуга и пожарных, жив­ших сотню лет назад.

н.никонов,

краевед.

Печатный вариант этой статьи был опубликован в газете «Трудовая слава» за 1999 год, в № 11

 

Категория: Тихвин и тихвинский край в XX веке. | Добавил: TVC (28.10.2015)
Просмотров: 302 | Теги: пожары, Пожарные дружины, Тихвин, страхование | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Приветствую Вас, Гость!
Среда, 22.11.2017