Главная » Статьи » История Тихвинского края с древнейших времен. » Персоналии

Тамара Александрова. "Если ты уйдешь дорогой голубою..."

                                                                                                                      Жанне Гречухе

 

 

«Если ты уйдешь дорогой голубою…»

 

«Когда женщина действительно и по-настоящему умна, она может превосходить умом самого умного мужчину, ибо к обычному уму присоединяет особую – у мужчин очень редкую – интуицию. Это не инстинкт, не то, что обычно принято называть  подсознанием. Это,  напротив, надсознание или сверхсознание. У Тэффи это свойство было развито до степени ясновидения».

Это слова  старого приятеля Надежды Александровны Тэффи публициста Григория Алексинского (некогда большевика, порвавшего с большевизмом в 1917 году), жившего в эмиграции.

Не он один  замечал «ясновидческие» способности знаменитой писательницы, и другие знакомые  вспоминали ее предсказания, истории из серии  «никогда бы не поверил, если бы произошло это не со мной…»

Вот и Алексинский рассказывает подобный случай.

Он должен был ехать из Парижа в Прагу, читать публичную лекцию. Но в германском консульстве в Париже ему отказали в транзитной визе: Берлин временно приостановил выдачу виз журналистам «союзных» стран (это было в начале 20-х годов, давали о себе знать отголоски первой мировой войны). Время поджимало, и журналист решил «перелететь» через Германию, воспользовавшись услугами франко-румынской авиакомпании.

 Маленький моноплан попал в страшную грозу над Судетами, долго кружил в густом тумане над Прагой … Все-таки благополучно приземлился, и на лекцию Алексинский не опоздал. Возвращаться он должен был снова по воздуху. И вдруг, когда уже был уложен багаж, ему принесли телеграмму: «Не возвращайтесь дорогой голубою». Подписи не было.

«У меня появилось ощущение какой-то смутной тревоги, предчувствия, несчастия, -  вспоминает Григорий Алексеевич. – Почти машинально я поехал в немецкое консульство и попросил дать транзитную визу для проезда из Праги в Париж. В консульстве удивились, что я прибыл из Парижа без визы, сказали, что это было нарушением правил и что если бы я спустился на землю в Германии, то был бы арестован… В конце концов визу мне дали. Я <…> поехал в Париж по железной дороге».

Когда поезд прибыл на территорию Франции, то в первой же газете, купленной на вокзале, Алексинский  прочел сообщение о том, что аэроплан, вылетевший накануне из Праги, разбился. Все пассажиры и пилот погибли. Конечно, он хотел выяснить, кто послал ему таинственную спасительную телеграмму. Но никто не знал, кто бы это мог быть…

«Я вспомнил вдруг, что в одном стихотворении Тэффи есть слова: «уйти дорогой голубою».  (Это стихотворение «Джанум»: «Если ты уйдешь дорогой голубою,/ Прошепчи: «Джанум» в аллаховом саду» - Т.А. Сб.Шамрам: письма Востока,  1923) Поехал к ней. Оказалось, что это именно она послала телеграмму.

- Почему вы ее послали?

- Сама не знаю. Я гуляла. Проходила мимо какого-то почтово-телеграфного бюро.  Вошла и, сама не знаю почему, послала телеграмму, вспомнив вдруг название отеля, которое вы дали всем нам, улетая в Прагу.

- Вы спасли меня от смерти. Аэроплан, на котором я летел бы, не приди ваша телеграмма, потерпел крушение.

- Надеюсь, что вы выхлопочите мне  у президента республики или хотя бы у генерала  Врангеля медаль за спасение погибающих, - шутливо сказал Тэффи, но вдруг лицо ее стало страшно серьезным, и она спросила задумчиво:

- А скажите по правде, ведь вам неловко думать о том, что кто-то другой погиб, заняв ваше место в аэроплане?

- Да, Надежда Александровна, это правда: мне как-то очень совестно бывает, когда об этом думаю. Но ведь это ваша вина. Зачем было посылать телеграмму?..

- Но ведь так всегда бывает в жизни: когда сделаешь «добро» кому-нибудь, непременно этим сделаешь «зло»  кому-то другому. – И  перейдя снова в свой обычный шутливый тон, добавила: - Буду утешать себя  мыслью, что тот, в чьей гибели я так виновата, был очень несчастен в семейной жизни, что у него не было детей, а была только ревнивая и сварливая жена, отравляющая ему существование».

Алексинский пишет, что у Тэффи не было и следа той неуравновешенности, душевного нездоровья, которые нередко наблюдаются у людей, обладающих даром ясновидения. «Напротив, она была человеком вполне здоровой психики». Доброжелательным и коммуникабельным. В воспоминаниях о ней неизменно восхищение ее талантом, непревзойденным остроумием, характером: чудесная, оригинальная, единственная, несравненная, совершенно необыкновенная, очаровательная   - это подлинные эпитеты.  

Ее высоко ценили  собратья по перу. Один из самых ироничных – Саша Черный писал:

«Прежние писательницы приучили нас ухмыляться при виде женщины, берущейся за перо. Но Аполлон сжалился и послал нам в награду Тэффи. Не «женщину – писательницу», а писателя, большого, глубокого и своеобразного».

Наверное, составляющей таланта была редкая интуиция, то что Алексинский вольно назвал «н а д сознанием или с в е р х сознанием».

Тамара Александрова

         Воспоминания Г. Алексинского о Н. А. Тэффи  «Ее доброй и светлой памяти» опубликованы в журнале «Грани», №16, 1952 г.

 

 

 

Категория: Персоналии | Добавил: TVC (26.10.2016)
Просмотров: 109 | Теги: пророческий дар, Тэффи, Алексинский Григорй Алексеевич, Лохвицкая Н. А., ясновидение | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Приветствую Вас, Гость!
Среда, 22.11.2017