Главная » Статьи » Этнография.

М. Чулицкий Из старых дел.

Русская старина. – 1913. – Т. 153. – С. 100-102.

 

Из старых дел.

________

 

Занимаясь в архивах Правительствующаго Сената и Святейшаго Правительствующаго Синода, я натолкнулся на несколько старых дел, которыя показались мне настолько интересными, что я задумал напечатать их содержание. Таким образом в помещаемых мною рассказах фантазия отсутствует, и излагаются лишь действительные факты, взятые из подлинных дел.

Чулицкий.

 

Сонное видение и решение Петра Великаго

(Архив Святейшаго Правительствующаго Синода. Дело 1724 г. № 401).

 

15 марта 1724 года в Тихвине на постоялом дворе остановились два молодых человека. И хозяин и прислуга тотчас же решили, что один из них очень важная особа. В течение всего времени, пока младший нанимал комнату, заказывал обед и вообще распоряжался, старший не проронил ни одного слова. Если к нему обращались с вопросами, он кивал лишь головой и жестами указывал на младшего, как бы желая сказать: «Меня не тревожьте. Обращайтесь к нему».

После обеда, во время котораго говорил только младший, оба они пошли в Тихвинский монастырь и заказали иеромонаху Сисою отслужить всенощную. Выйдя из церкви, они пошли гулять по Тихвину и, возвратившись на постоялый двор, закусили и улеглись спать.

Приезжие были великолуцкие помещики Федор и Петр Тулубьевы. Старший, Федор Тулубьев раньше  служил капралом в Преображенском полку. В мае месяце 1721 года он заболел. Болезнь была тяжкая, и Тулубьев в течение довольно продолжительного времени находился в безпамятстве. Наконец, крепкая натура его взяла верх, и Тулубьев стал выздоравливать. К несчастью вместе с возвращением к нему памяти у него обнаружилась потеря дара слова. Лечившие его врачи объяснили, что у него была болезнь «огневая и в той болезни убила его эпилепсия, от которой отнялся у него язык».

Император Петр Великий принял участие в положении Тулубьева и послал к нему своего «архиатера» (лейб-медика) Блументроста. Освидетельствовав Тулубьева, Блументрост пришел к заключению, что у Тулубьева паралич глотки, и что на исцеление его очень мало надежды. Тулубьева уволили в отставку, и он уехал в свое имение.

Прошло три года. Тулубьев оставался немым. Теперь он вместе со своим родственником Петром Тулубьевым приехал в Тихвин помолиться.

Оба Тулубьевы спали в одной комнате на лавках. Утром Петр Тулубьев проснулся от какого-то крика и стука. Он вскочил и увидел, что Федор Тулубьев свалился с лавки и лежит на полу.

- Ой, как страшно! громко сказал Федор Тулубьев, приподнимаясь.

- Что с тобой?

- Очень испугался.

- Да, ты, ведь, заговорил, дорогой! – вскрикнул радостно Петр Тулубьев и бросился обнимать своего родственника. – Говори еще! пожалуйста, говори!

Федор Тулубьев уселся на скамью и стал рассказывать.

- Видел я, говорил он, дивный сон. Является ко мне какой-то старец, берет за руку и говорит: пойдем. Вышли мы с ним и направились к монастырю. Вошли в церковь. Старик подвел меня к иконе Божией Матери и велел приложиться. Я помолился и приложился. Тогда он опять взял меня за руку и повел куда-то на гору. Долго мы поднимались. Когда мы взобрались на страшную высоту, он вдруг неожиданно толкнул меня вниз. Я полетел в пропасть. От испуга я закричал, ударился о землю… и проснулся на полу.

Услышав звон колоколов в монастыре, счастливые Тулубьевы отправились к литургии, после которой отыскали иеромонаха Сисоя и рассказали ему о сне и о совершенном выздоровлении Федора Тулубьева. В тот же день они уехали из Тихвина домой.

Рассказ Тулубьевых произвел большое впечатление на иеромонаха Сисоя. Как только сели за трапезу, он рассказал о случившемся. Архимандрит Павел, выслушав иеромонаха Сисоя, мудро заметил: «Не надобно таких слов произносить ныне». Сисой послушал совета и больше об этом случае никому не говорил.

Между тем, бывший также за трапезой, иеромонах Иоаким сообщил о рассказе иеромонаха Сисоя иеродиакону Венедикту, который тотчас же донес об этом Новгородскому архиерейскому разряду.

Началось следствие. После допроса иеромонаха Сисоя и всех, слышавших его рассказ, во время трапезы, в Великолуцкую провинциальную канцелярию были вызваны и Тулубьевы, которые подтвердили все описанное. Тогда архиепископ новгородский препроводил все следственное производство в Святейший Правительствующий Синод.

Разсмотрев дело, Синод постановил: «взять Тулубьева, доставить его вместе с сродником в Синод и допросить их перед всем Синодальным собранием».

Доставленных в Петербург Тулубьевых долго и подробно разспрашивали. Когда Синодальное собрание убедилось, что Тулубьевы ни в чем не изменяют своих показаний, было постановлено вызвать их ещё раз для допроса под присягою.

Чем бы окончилось это дело для Тулубьевых, неизвестно, если бы им не помог случай.

В тот самый день, когда состоялось второе постановление Синода, у действительнаго тайного статского советника графа Толстого была ассамблея, на которой присутствовал и Петр Великий. Подходя и вступая в разговор то с одним, то с другим, Петр Великий заговорил и, с бывшим тоже на ассамблее, архиепископом Феодосием. Отвечая на вопросы и докладывая о разных делах, Феодосий между прочим рассказал и о деле Тулубьева. Выслушав Феодосия, Петр Великий приказал дело это прекратить немедленно.

На следующий же день архиепископ Феодосий объявил Высочайшую волю Синоду, который тотчас же постановил: «дело о разглашении про разрешение от немоты уничтожить».

Тулубьевы благополучно возвратились домой.

М.Ф. Чулицкий.

 

Михаил Фролович Чулицкий, начальник уголовной сыскной полиции Петербурга.

Категория: Этнография. | Добавил: TVC (19.03.2015)
Просмотров: 216 | Теги: этнография, быт и нравы, тихвинцы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Приветствую Вас, Гость!
Среда, 22.11.2017